ВЫСОЦКИЙ: время, наследие, судьба

Этот сайт носит некоммерческий характер. Использование каких бы то ни было материалов сайта в коммерческих целях без письменного разрешения авторов и/или редакции является нарушением юридических и этических норм.


Ирину Яковлевну ШАЛАЕВУ
опрашивает Лев ЧЕРНЯК

(компиляция бесед 2004—2010 гг.)


Стр. 10    (На стр. 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 11, 12, 13)


БАТУМИ

ЛЧ: А на «Вертикали» вы не видели у него кольца, не помните?

ИШ: Не было у него кольца. Ну, он же приехал к нам в Батуми после «Вертикали».

ЛЧ: Ну, как сказать… там были досъёмки в Сванетии ещё.

ИШ: Может, они потом приезжали уже туда из Москвы ещё раз, уж я не знаю. Но они были в Батуми проездом, они куда-то ехали, как мне кажется. Но я точно не знаю. Но это был сентябрь, бархатный сезон.

ЛЧ: Это всё равно расплывчато по срокам. У нас есть документы на фильм, и тогда мы сможем вычислить эти три дня, ну, хотя бы приблизительно. Вы приехали в Батуми, и какое-то время там уже были?

ИШ: Были, да.

ЛЧ: А сколько примерно уже пробыли?

ИШ: По-моему, путёвка давалась на четыре недели, и мы там что-то уже дней десять были.

ЛЧ: И вот он появился без предупреждения, отыскал вас на пляже…

ИШ: Да, да.

ЛЧ: А фотография была сделана в первый же день?

ИШ: Нет, на второй.

ЛЧ: А кто был инициатором, он сам позвал фотографа?

ИШ: Фотографы там по пляжу ходят.

ЛЧ: Сами предлагают?

ИШ: Да.

ЛЧ: А что там ещё происходило?

ИШ: Пляж, ресторан. Говорухин искал там хаши, с шести утра бегал.

ЛЧ: Зачем, для разнообразия, что ли?

ИШ: Знаешь такой продукт?

ЛЧ: Ну, знаю, это мясо, специально приготовленное.

ИШ: Это не мясо, а такой бульон, который грузины пьют ранним утром — чтобы с похмелья встать.

ЛЧ: Да, конечно! И Высоцкий этим спасался, я же знаю.

ИШ: Ну, вот он везде искал этот хаш.

ЛЧ: А что Говорухин, с похмелья страдал, что ли?

ИШ: Не знаю. Может, просто хотел попробовать настоящего хаша грузинского.

ЛЧ: А Абрамова мне сказала, что Володя ездил в Батуми из-за того, что там были праздники, посвящённые Руставели.

ИШ: Ну, может, он ей так сказал. Никаких праздников там не было.

ЛЧ: То есть вы в этом уверены?

ИШ: Абсолютно!

ЛЧ: А с кем Высоцкий мог в Батуми познакомиться, с кем он там общался, ничего не знаете?

ИШ: Ничего не знаю.

ЛЧ: А там он не писал ничего?

ИШ: Нет, там некогда было, там пляжи были.

ЛЧ: С гитарой он был там?

ИШ: Да, конечно.

ЛЧ: А пел ли он что-то из «Вертикали»?

ИШ: Ну, он там не пел, потому что грузины тогда были как-то совершенно равнодушны к нему.

ЛЧ: Грузины тут ни при чём. Он же к вам приехал!

ИШ: Что он, только для меня будет петь из «Вертикали»?

ЛЧ: А почему бы нет?

ИШ: Нет, нет.

ЛЧ: И вы не знали, что он песни написал тогда?

ИШ: Нет, ну, что-то говорилось, конечно, на эту тему.

ЛЧ: Но ничего не пел, да?

ИШ: Нет, нет, нет.

ЛЧ: И гитара так и не пригодилась?

ИШ: По-моему, не пригодилась.

ЛЧ: И вы вроде говорили, что провожали их, да?

ИШ: Я говорила, но сейчас не помню. Может быть. Если я говорила — значит, так. Но я не помню.

ЛЧ: Тогда был аэропорт в Батуми?

ИШ: Там был какой-то такой… керосинки туда летали, местный был аэропорт.

ЛЧ: И, по-моему, вы мне сказали, что они улетели в Сванетию. Я на днях встречался с вашим соседом, с Пучиняном…

ИШ: Да, да…

ЛЧ: Помните, вы говорили, что знаете его откуда-то?

ИШ: Что-то сейчас не помню. А я его знала, ты думаешь?

ЛЧ: Степан Филиппович Пучинян. Вы мне сказали в 93-м году, что знаете его. Он был на «Вертикали» каким-то продюсером. А вы не помните, откуда вы его знаете?

ИШ: Ой, нет, это надо подумать.

ЛЧ: Ну, вы в курсе, что он на Анохина тоже живёт?

ИШ: Нет.

ЛЧ: Ну, он у вас на слуху?

ИШ: В данный момент не могу его вспомнить.

ЛЧ: А я ему про вас говорил, а он говорит, что что-то такое помнит. Он даже в песню попал. Если помните, у него были вариации: «гражданину Епифану…», «гражданину Кочаряну…» и «гражданину Пучиняну…»

ИШ: Не могу его вспомнить.

ЛЧ: Кстати, вашу пляжную фотку с Высоцким Говорухин опубликовал!

ИШ (с ужасом, удивляясь): Да ты что!!!

ЛЧ: Извольте знать.

ИШ: Где?

ЛЧ: Такая очень маленькая книжечка, карманный вариант. По-моему, «Неизвестное об известных». Я её открыл и со стула упал!

ИШ: А где ты её взял?

ЛЧ: Она продавалась где-то. Мне её кто-то подарил, не помню кто.

ИШ: И что там?

ЛЧ: Та самая фотография. Её же, видимо, взяли, наверно, в трёх экземплярах, да?

ИШ: Ну да.

ЛЧ: На каждого участника этого события. И у Говорухина, видимо, она лежала всё это время.

ИШ: А где же эту книжечку найти-то?

ЛЧ: Как-нибудь вывернусь и найду.

ИШ: Ой, найди, пожалуйста!

ЛЧ: Интересно: столько лет, и никто не заметил её! Никакой реакции ни у кого!


    С. Говорухин, И. Шалаева, В. Высоцкий. Батуми, сентябрь 1966 г.

ИШ: Да, там Высоцкий такой довольный!

ЛЧ: Довольный чем?

ИШ: Ну, так… отдыхает, лежит на коленках.

ЛЧ: Так что Станислав Сергеевич покусился на вашу тайну в своё время!

ИШ (полушутя): Да. Говорухин сволочь! Я на него подам в суд вообще за моральный ущерб! Почему он опубликовал фотографию, ничего не говоря?

ЛЧ: А, может, он уже забыл, кто это?

ИШ: Да прямо забыл! Он даже за Тамарой Ивановной там ухаживал, за матерью за моей!

ЛЧ: Так вот оно что!

ИШ: Да.

ЛЧ: А почему вы говорили, что с Высоцким расстались в 65-м, а в 66-м вы уже опять встречаетесь после «Вертикали»?

ИШ: Он случайно… уже я собиралась замуж, я тебе говорила уже.

ЛЧ: Да, да, да.

ИШ: Просто он всё время к нам забегал и мы ему сказали, что мы едем отдыхать в Батуми.

ЛЧ: С мамой, да?

ИШ: Да. И совершенно случайно они решили после «Вертикали» спуститься в Батуми и нас отыскать. Ходили, искали по пляжу.

ЛЧ: И на пляже нашли? Во как!

ИШ: Да, нашли мать мою, Тамару Ивановну.

ЛЧ: Нашли маму, а как дальше события развивались?

ИШ: Мать пришла и говорит: «Знаешь, кого я встретила?!»

ЛЧ: А эта встреча была мимолётная?

ИШ: Да, но три дня там они были. Или два дня.

ЛЧ: Вы были все вместе эти дни или всё-таки он мог быть где-то отдельно?

ИШ: Вместе, никуда он не удалялся.

ЛЧ: В Батуми вы весь день на пляже проводили или что-то ещё делали?

ИШ: Где-то были, гуляли. Я уже не помню.

ЛЧ: В пределах Батуми?

ИШ: Да.

ЛЧ: А они там где жили, интересно?

ИШ: В гостинице.

ЛЧ: Как вы думаете, Высоцкий в Батуми был до этого?

ИШ: Я не знаю.

ЛЧ: А вообще что они там делали, в Батуми?

ИШ: Отдыхали после съёмок.

ЛЧ: Но они специально поехали, зная, что вы там, видимо?

ИШ: Ну, я не знаю. Может, просто отдохнуть. Не знаю… чтобы настолько ему это было важно — со мной повидаться...

ЛЧ: То есть уже не то было отношение?

ИШ: Нет, но он всё время забегал к нам. Я уже там не жила, мы снимали квартиру. А он всё время забегал, общался с матерью. Рассказывал про всякие театральные премьеры, про свои дела. Но он был, в общем, сильно увлечён!

ЛЧ: Чем увлечён?

ИШ: Мною!

ЛЧ: А у вас с ним была любовь взаимная?

ИШ: Ну естественно! А как она могла быть невзаимной?

ЛЧ: Ну, мало ли, всё бывает! Бывает же и односторонняя!

ИШ: При знакомстве не я же его потащила на концерт и всё организовала! Он сам всё это сделал. Ты имеешь в виду, что с моей стороны была, а с его — нет?

ЛЧ: Ну да.

ИШ: Нет, он влюблён был по уши! С первого, так сказать, взгляда. А почему ты спросил о взаимной и невзаимной любви, мне интересно?

ЛЧ: Биографу должно быть интересно всё! Иначе это будет просто развлечением! Именно из-за этого. Чтобы представить полную картину.

ИШ: Ну, если он меня к своей матери потащил жениться в пятый раз!

ЛЧ: А Высоцкий общался с вашим покойным мужем Михаилом?

ИШ: Ну, только так…

ЛЧ: А как пляжную фотографию Высоцкий вам вручил, что после этого было?

ИШ: Ой! Кошмар на всю оставшуюся жизнь!

ЛЧ: А это он так специально сделал с фотографией?

ИШ: Не знаю.

ЛЧ: Чтоб реакцию вызвать?

ИШ: Я не знаю, не могу сказать. При муже он её мне вручил.

ЛЧ: Приехав уже с «Вертикали»?

ИШ: Да.

ЛЧ: А как же она уцелела? — вот что интересно!

ИШ: Ну, я не знаю.

ЛЧ: Наверняка же на фотографию были покушения?

ИШ: Миша её спрятал, а я её разыскала у него где-то в бумагах.

ЛЧ: А вас ещё могли где-то вместе фотографировать?

ИШ: Не знаю. Вряд ли. В то время это было так не принято. Не то, что сейчас — можно где хочешь фоткать!

ЛЧ: Вот что странно: а почему фотографии из Батуми забрал Высоцкий, когда вы там с мамой всё равно оставались? И вы же могли их забрать!

ИШ: Понимаешь, это был последний день, они уехали. Я пошла к фотографу, а он говорит: «А фотографии, видимо, забрали!» Я думаю: «Ну, забрали и забрали!»

ЛЧ: Так быстро их сделали, что ли?

ИШ: Ну да. Срок был три дня. Раньше же долго делали фотографии! А потом уже с мужем дома мы сидим, Высоцкий приходит вечером и достаёт эту фотографию. Ну, я тебе рассказывала.

ЛЧ: И вручает?

ИШ: Да!

ЛЧ: Это на Немировича?

ИШ: Да.

ЛЧ: В тот год это была последняя ваша с ним встреча?

ИШ: Нет, потом где-то встречались случайно. Но пришёл он тогда с очень хитрой мордой и вручил эту фотографию. Муж был в шоке, конечно! Но мы ещё, правда, не расписались с ним.

ЛЧ: Как не расписались?! Вы сказали, что расписались в апреле 66-го, а это уже осень 66-го!

ИШ: Мы в 67-м расписались.

ЛЧ: Всё-таки в 67-м?

ИШ: Да.

ЛЧ: В апреле?

ИШ: Да, в апреле.

ЛЧ: Это всё меняет, конечно.

ИШ: Уже была подана заявка, но я всё это отменила.

ЛЧ: Когда была подана?

ИШ: Она была подана до того, как мы в Батуми уехали.

ЛЧ: Она была отменена и вы расписались только в апреле 67-го?

ИШ: Да.

ЛЧ: Ваш муж сразу узнал о ваших прежних отношениях с Высоцким?

ИШ: Нет, конечно.

ЛЧ: Или только когда он появился с фотографией или чуть пораньше?

ИШ: Пораньше. Он, например, мог появиться поздно после спектакля и меня увести из дома вообще, сказать, у них какие-нибудь ночные показы, репетиции, пойдём! И я уходила.

ЛЧ: Так оно и было? Именно репетиции и ночные показы?

ИШ: Да нет, конечно! (Общий смех.) Потом все 35 лет, сколько я прожила с ним, он меня поедом ел за это!

ЛЧ: Да, это я помню. А сам, оказывается, собирал посвящения Высоцкому!

ИШ: Да!

ЛЧ: А он вас уводил на так называемые «ночные показы» — это при муже всё было?

ИШ: Нет. Но при муже было один раз, да. Мы ещё не были расписаны.

ЛЧ: На Немировича это было?

ИШ: Да.

ЛЧ: А вы потом Володе объяснили, что Михаил настроен против него?

ИШ: А его это не интересовало.

ЛЧ: Объяснить-то как-то надо было! Так и не сказали ему?

ИШ: Нет.

ЛЧ: А что за телеграмма у вас была с «Вертикали» от Высоцкого?

ИШ: Нет, телеграммы не было, он без объявления явился. Это я телеграмму мужу посылала.

ЛЧ: Я точно помню, что вы мне сказали, что где-то есть телеграмма!

ИШ: Это я мужу посылала.

ЛЧ: А, всё понял. Я к чему — потому что если бы её найти и посмотреть дату — когда вы её выслали!

ИШ (понимающе): А-а-а! Да, это может быть.

ЛЧ: Её можно найти?

ИШ: Ой, не знаю сейчас.

ЛЧ: А когда-нибудь?

ИШ: Да. Дам я её тебе.

ЛЧ: А со Свидерским вы больше не пересекались, только вот этот день рождения?

ИШ: Нет, мы с ним пересеклись очень интересно, он меня не узнал. Мы с мужем пошли к кому-то на день рождения, у него был приятель, и он дружил со Свидерским. Ну, это через много лет уже было. И он меня не узнал.

ЛЧ: Это 70-е годы были?

ИШ: Это, по-моему, уже середина 70-х.

ЛЧ: А вы назвались?

ИШ: Да нет, мой муж был на стрёме, и поэтому я не акцентировала на себе внимание.

ЛЧ: А Свидерский вас очень хорошо помнил!

ИШ: Помнил, может быть, по тем годам. А в этой компании он меня не узнал.

ЛЧ: Он чего-то рассказывал, что он вас подсаживал, на какой-то этаж. Но говорил по пьянке мне.

ИШ: Да? На какой этаж?

ЛЧ: А в Батуми не могло этого быть?

ИШ: Могло.

ЛЧ: То есть в Батуми был Свидерский?

ИШ: Значит, он там был, да, если меня подсаживал. Там в гостинице после одиннадцати посещения были запрещены в те годы, и мы лезли в окно.

ЛЧ: К кому?

ИШ: В гостиницу, чтобы нам попасть в номер.

ЛЧ: К себе в номер?

ИШ: Ну, к ним, да, чтобы девушку провести.

ЛЧ: Понятно. Так значит, Свидерский не врал?

ИШ: Нет, может быть, он с его слов. Но Свидерского там, по-моему, не было. Свидерского там не было! Может, Володя это рассказывал, как хохму. Потому что в это время обвалилось то, что держит занавеску — пока мы в окно лезли. Была такая смешная ситуация.

ЛЧ: Но это в Батуми?

ИШ: Да.

ЛЧ: Так откуда ж он знал всё это?

ИШ: Значит, он ему рассказал.

ЛЧ: И вот таким образом попадали в гостиницу.

ИШ: Ну, потому что не пускали в гостиницу с гостями после одиннадцати.

ЛЧ: Так вы жили в одной гостинице?

ИШ: Нет, я жила в пансионате, а они жили в гостинице.

ЛЧ: Вот тогда теперь ясно! А вы каждый год туда ездили, на бархатный сезон?

ИШ: Нет. Это просто наш автор Потомский по «Просвещению» сделал нам путёвку с матерью. Ведь тогда путёвку трудно было достать!


К предыдущей странице ||||||| К следующей странице

К содержанию раздела ||||||| К главной странице

© 1991—2018 copyright V.Kovtun, etc.