ВЫСОЦКИЙ: время, наследие, судьба

Этот сайт носит некоммерческий характер. Использование каких бы то ни было материалов сайта в коммерческих целях без письменного разрешения авторов и/или редакции является нарушением юридических и этических норм.


Стенограмма выступления Высоцкого

в г. Подольске Московской области 26 марта 1977 г.

Стр. 14
   (На стр. 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 09, 10, 11, 12, 13, 15, 16, 17, 18)


Ну вот. Работал я еще с таким прекрасным режиссером, как Витя Туров. И работал у него... Первая моя картина вообще бы[ла], когда я начал писать военные песни, — называлась эта картина «Я родом из детства». Играл я роль там капитана-танкиста Володи. Его так же зовут, как меня, и он так же, как я, пишет песни. Это парень, который в тридцать лет вернулся седым, э... потому что горел в танке. И лежал полгода в госпитале.

Он пишет песни. Мы долго искали возможность, как их вставить, как должны... как они там должны звучать. И нашли возможность. Я их и сам пою, потому что... Прихожу в дом, домой, а дома все сгорело, потому что все горит. А кто-то пожалел только гитару: хотя она горючий, но все-таки — инструмент. Ну, вот. Там такая песня:

Мне этот бой не забыть нипочём!
Смертью пропитан воздух,
А с небосклона бесшумным дождём
Падали звёзды.
          А с небосклона бесшумным дождём
          Падали звёзды.

Вон снова упала — и я загадал:
Выйти живым из боя!
Так свою жизнь я поспешно связал
С глупой звездою.
          Так свою жизнь я поспешно связал
          С глупой звездою.

Нам говорили: "Нужна высота!
И не жалеть патроны!.."
Вон покатилась вторая звезда —
Вам на погоны...

Ну, кто смотрел, тот помнит это. Потом вдруг начинала играть пластинка — и голос мой звучал еще из довоенных времен. И была эта песня — «Холода», которая попала в современную пластинку. Помните, да?

Холода... В холода
От насиженных мест
Нас другие зовут города —
Будь то Минск, будь то Брест, —
В холода, в холода...

А потом вдруг инвалид моим голосом на рынке пел:

Всего лишь час дают на артобстрел!
Всего лишь час пехоте передышки!
Всего лишь час до самых главных дел:
Кому — до ордена, ну а кому — до «вышки»!
          Всего лишь час до самых главных дел:
          Кому — до ордена, ну а кому — до «вышки»!

Считает враг — морально мы слабы:
За ним и лес, и города сожжёны.
Вы лучше лес рубите на гробы —
В прорыв идут штрафные батальоны!
          Вы лучше лес рубите на гробы —
          В прорыв идут штрафные батальоны!..

И в самом конце картины звучала песня под названием «Братские могилы». С песней этой связана удивительная история. Потому что мы получили письмо одно. От женщины, потерявшей память в 44-м году или в 43-м, когда на ее глазах повесили двух ее сыновей. Она жила. Жила в больнице, больная женщина. И она ничего не помнила, у нее была полная потеря памяти.

И вдруг мы получаем письмо, где она пишет, что «Я благодарю вас. Когда играли песню «Братские могилы», я узнала это место» — где это случилось. И с этого момента к ней начала возвращаться память.

Но самое удивительное, что этого не было, это неправда — этого места не было. Мы его построили. Это была стена, выщербленная снарядами и осколками, там, и пулями. И просто с... такие... «мрамор лейтенантов — фанерный монумент», как в одном стихотворении говорится. Стояли эти могилки, и подходили женщины, уже с высохшими глазами, потому что все выплакано. И клали на эти могилы — кто цветы, кто просто зелень, кто веточку, кто травинку... И в это время звучал голос Марка Бернеса, который пел песню «На братских могилах». И это, видимо, на нее произвело такое впечатление, потому что Бернес весь из тех времен, — что, вот, ей показалось, что она узнала это место.

Ну хорошо. Э... Ну... Вот еще я только несколько слов о чем. Я много работаю для кино, и продолжаю, и буду работать наверняка.

Бывают у меня неудачные опыты. Там, я сделал, например, несколько баллад, девять баллад для фильма под названием «Бегство мистера Мак-Кинли». И вот такими буквами расписали, что я там пою, и любители песен этих пришли смотреть в зал — а там их осталось с гулькин нос и... В общем, там полторы баллады, что ли. И еще вначале была сделана реклама такая — якобы какой-то журналист спрашивает режиссера: а, дескать, не будет ли Высоцкий, играющий уличного певца, конкурировать с Банионисом? А тот говорит: «Нет, — говорит, — они такие разные!» И... Ну, вот. Ну чего там конкурировать, когда там вообще ни черта не осталось?

Я был в полном недоумении, зачем я там работал. Песни все были записаны. На мой взгляд, они были, как говорится, на том уровне, как д... о каком мы договорились с режиссером. Но получилась тут полная неразбериха. Когда мы договаривались, я должен был писать нервные, трагические песни, и такие... Ну, как, в общем, я это делаю, если они серьезные. Вот. А... А фильм получился такой «раздумчивый», длинный, на мой взгляд — скучноватый, и не смонтировались песни с ним. Ну и, конечно, фильм не выбросишь, он дорого стоит, а песни можно. Вот так и случилось.

Была еще у меня одна история — с «Робин Гудом», когда я написал туда шесть баллад и музыку к фильму, и он вышел без этого без всего. Потому что кому-то что-то показалось... Ну, это бывает и такое, знаете ведь. Ну, что ж делать. Ведь не везде же — умные люди, правда? Поэтому и там такая получилась история, что вот...

Но это я не... Говорю не жалуясь. Дело в том, что я продлю им жизнь, этим песням. И запишу их, запиш... запишу их на пластинку, и спою вот так, и кто-то запишет на магнитофон... Но это мне так везет, просто потому, что у меня вот такая аудитория, как вы и как... много людей. А если люди первый или второй раз это сделали в кино? И никто этого никогда не узнает — что ж делать?

Ну, вот. Бывают такие истории.


К СЛЕДУЮЩЕЙ СТРАНИЦЕ

К предыдущей странице ||||||| К списку стенограмм ||||||| К главной странице ||||||| Наверх

© 1991—2017 copyright V.Kovtun, etc.