ВЫСОЦКИЙ: время, наследие, судьба

Этот сайт носит некоммерческий характер. Использование каких бы то ни было материалов сайта в коммерческих целях без письменного разрешения авторов и/или редакции является нарушением юридических и этических норм.


Стенограмма выступления Высоцкого

Перед студентами МФТИ (г. Долгопрудный) 22(?) февраля 1980 г.

Стр. 10    (На стр. 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18)


Кто о чём спрашивает? Так, "Исполните..." Видите, как. Ага. Ну, по поводу того, что[бы] что-то исполнить — может быть, я угадаю, может быть, исполню без ваших просьб. Но всё равно, конечно, я не смогу всем ответить — надо спеть примерно четыреста вещей тогда, чтобы все остались довольны. У каждого своя любимая. Так что я пока буду по плану, а потом уже посмотрю — может быть, буду учитывать то, что вы просите.

Так, так, так, ага — "Спойте..." Ну, хорошо. Ха-ха, спою.

Вы знаете, это очень странно. Я вдруг недавно обнаружил, почему я стал продолжать писать. Все, в общем, балуются немножко стихами в юности в ранней. Может быть, некоторые задерживаются в ней подольше — и пишут стихи подольше. Потом наступает рубеж, который некоторые переступают: тогда они продолжают писать стихи, и или становятся поэтами, или — графоманами. А некоторые отказываются от этого насовсем.

Вот я думаю: почему не случилось так со мной? Думаю, что, в общем-то из-за того, что мне страшно повезло, что я попал сразу в театр к Любимову. Потому что он моментально стал использовать песни мои, чтобы они звучали в спектаклях. Очень это поддерживал на вечерах, всегда приглашал меня к себе, чтобы были какие-то... друзья его близкие — писатели, поэты, художники и так далее. И всегда хотел, чтобы я пел, пел, пел.

Думаю, что из-за этого я продолжал: мне было неудобно, что, вот, я все время пою одно и то же — а я стеснялся петь блатные песни в таких компаниях. Которых у меня к тому времени было больше, чем неблатных. Или, там, как они называются — "городские" или "дворовые" и т.д. В общем, у меня было дворовых песен больше, чем недворовых — скажем так. И я из-за этого продолжал писать. Мне хотелось каждый раз, когда я прихожу на какие-то наши вечера, или когда предлагают что-то написать для спектакля — я не ищу среди старого. Я стал продолжать, продолжать, продолжать писать. Видимо, это больше всего подействовало на меня — что не оказались люди, рядом со мной работающие, безразличными к этому делу. Это первое.

Ну, а может быть, я ошибаюсь — может быть, все равно бы я продолжал писать. Потому что сейчас вот я, например, обратил внимание, что иногда... Раньше, предположим, какая-то строка тебе запала — ты начинаешь работать с ней: я всегда садился и записывал ее. А теперь — она меня мучает, мучает, она меня всё равно заставит прийти к столу.

Так что я продолжал бы, наверное, писать — но не так, как из-за того, что меня поддержали. Всегда человека нужно как-то вовремя, в какой-то определенный момент подхватить, поддержать.

Потому что я знаю, очень много погибло в прямом смысле талантов из-за того, что — не было случая. Знаете, иногда надо как мишень подставиться под пулю — вот под случай под этот. Но он должен быть. Кто-то должен проявиться, кто-то должен обязательно поддержать. Чтоб ты почувствовал, что это нужно — то, что ты делаешь.

Вот все. Это — чтоб, может быть, предвосхитить некоторые вопросы о том, как начал писать, как продолжал и т.д. Это часто спрашивают.

Но вообще я очень удивлен, что вы как-то так неактивно — вас ничего не интересует совсем, кроме песен, да? Ну, я буду продолжать петь, пожалуйста.


К СЛЕДУЮЩЕЙ СТРАНИЦЕ

К списку стенограмм ||||||| К главной странице ||||||| Наверх

© 1991—2018 copyright V.Kovtun, etc.