ВЫСОЦКИЙ: время, наследие, судьба

Этот сайт носит некоммерческий характер. Использование каких бы то ни было материалов сайта в коммерческих целях без письменного разрешения авторов и/или редакции является нарушением юридических и этических норм.


Стенограмма выступления Высоцкого

в г. Ворошиловграде 25 января 1978 г. (21 ч.)

Стр. 9    (На стр. 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 10, 11)


Значит, "Как вы относитесь к нынешнему менестрелизму и что, по-вашему, — бардовская песня?" Во-первых, я эти два слова впервые слышу — слово "менестрелизм" вот и "бардовская". Вы знаете, в чём дело — я никак не отношусь. Я никогда к этому никак не относился, никогда себя не считал никаким ни "бардом", ни "менестрелем". Вот, и тут, вы понимаете... Я никогда не принимал участия ни в каких "вечерах" этих, которые организовывались. Сейчас такое дикое количество этих вот так называемых "бардов" и "менестрелей", что я к ним не хочу никакого отношения иметь.

У меня есть несколько любимых мною людей, которые занимаются авторской песней. Среди них на первом месте Булат Окуджава, который — мой учитель. У меня есть такие же примеры и во Франции — это Брассанс и Брель, и — из новых — Максим Ле Форестье, — люди, которые занимаются авторской песней. Я считаю, что каждый человек индивидуален, никаких "течений" не существует [в искусстве] — "бардов" и "менестрелей". Какое "течение"?!

Теперь я хочу вам показать ещё одну — шуточную — песню. Шуточная песня эта такого рода. Дело в том, что очень часто нас, актёров, особенно когда я выступаю с киношными всевозможными бригадами, спрашивают: "Расскажите что-нибудь смешное, вот, из... из киношной жизни. Вот чего с вами было? Вот помните — мы помним! — в одном кино, вот, как вас били, это вас по-настоящему или нет?" Ну, говоришь: "Ну да, по-настоящему". "А больно?" — "Очень больно", "А почему?" — "А потому, что кино — реалистическое искусство, надо делать всё по-правде. Снимают по много дублей, вот такое лицо у тебя иногда". Одним словом, это довольно забавно, но потом я... Вообще я не люблю выступать с этими или диапозитивами, или, там, кадрами из кино, потому что это было сделано давно — работа закончена. Я предпочитаю работать "живьём", показывать товар лицом, а не показывать то, что когда-то сделал, да ещё, утирая слёзы, говорить: "Ах, какой я был молодой!.." — и т.д.

Я вам расскажу просто один курьёзный случай, только в песне. Случай это такой. Есть знаменитый актёр американский, его зовут Шон Коннори. Этот актёр играл Джеймса Бонда, "агента-007", супершпиона, супермена и т.д., во многих фильмах по романам Яна Флемминга. Он был... Он настолько популярный человек, что ходит он с охраной — не может один ходить по улицам — и живёт за высоким забором... Пройти невозможно, дикое количество секретарей... Одним словом, он очень боится поклонников, потому что там... Боится, что его там совсем удавят. Вот. А его пригласили сниматься к нам в фильм "Красная палатка". Он тут совсем не хотел было сначала ехать, потому что считал, что тут-то уж его совсем... Там, ну... "Они же там..." Вот, ну, однако... Однако приехал. Приехал, а у нас этих фильмов никто и не видел, никаких Джеймсов Бондов у нас не шло, поэтому — ходит какой-то человек, ну, так — ходят люди мимо... Ну, пройдут — только что не плюнут, а так, в общем, особо никакого такого уж уважения никакого не выказывают. Потому что он — респектабельный господин, очень симпатичный, лысоватый, седоватый уже, лет пятидесяти, никакой не "супер". Вот, и, в общем, никто на него внимания не обращал. Тогда он заскучал, и через недели две говорит: "Надо всё-таки объяснить, кто я такой, там, какой-то вечер организовать. Там, собрать актёров, журналистов, актрис и т.д. — и, значит, рассказать, какой я артист есть". Вот.

Ну, собрали. Он купил напитков... Надо вам сказать, он очень милый господин, он всех развлекал. Купил даже хороших напитков в "Берёзке", вот, и развлекал всех — ну, правда, по-английски. А там, в этой компании, никто по-английски ни бельмесу не смыслил, поэтому — всё выпили, съели да ушли. И он остался один у разрушенного стола, и долго повторял: "Да! Это, действительно, таинственная страна!"

Себя от надоевшей славы спрятав
В одном из их Соединенных Штатов,
В глуши и в дебрях чуждых нам систем
Жил-был известный больше, чем Иуда,
Живое порожденье Голливуда -
Артист, Джеймс Бонд, шпион, агент 0,7.

Был этот самый парень -
Звезда, ни дать, ни взять -
Настолько популярен,
Что страшно рассказать!
        Да шуточное ль дело -
        Почти что полубог,
        Известный всем Марчелло
        В сравненьи с им — щенок!

Он на своёй на загородней вилле
Скрывалси, чтоб его не подловили,
И умирал от скуки и тоски.
А то, бывало, встретют у квартиры -
Набросются и рвут на сувениры
Последние штаны и пинджаки.

Вот так и жил — как в клетке.
Ну, а в кино — потел!
Различные разведки, прям,
Дурачил как хотел:
        То ходит в чьей-то шкуре,
        То в пепельнице спит,
        А то на абажуре, прям,
        Кого-нибудь соблазнит.

И вот артиста этого, Джеймса Бонда,
Товарищи из Госа-фильма-фонда
В совместную картину к нам зовут.
Чтоб граждане его не узнавали,
Он к нам решил приехать в одеяле -
Мол, всё равно на клочьи разорвут.

Ну вы посудите сами -
На про'водах в Юса
Все хиппи — с волосами -
Побрили волоса!
        С его сорвали свитер,
        Отгрызли вмиг часы
        И растащили плиты
        Прям со взлетной полосы.

И вот в Москве нисходит он по трапу,
Дает долла'р носильщику на лапу
И прикрывает личность на ходу.
Вдруг ктой-то — шасть на "газике" к агенту
И — киноленту вместо документу:
Что, мол, свои, мол, хаву дую ду!

...Огромная колонна
Стоит сама в себе,
Но встречает чемпиона
По стендовой стрельбе.
        Попал во всё, что было,
        Он выстрелом с руки -
        По нём ну всё с ума сходило
        И то же — мужики.

Довольный, что его не узнавали,
Он одеяло снял в "Национале".
Но, несмотря на личность и акцент,
Его там обозвали оборванцем,
Который притворялся иностранцем,
Ещё заявлял, что, дескать, он — агент!

Швейцар его — за ворот!
Ну, тут решил открыться он:
"0,7 я!" — "Вам межгород? -
Так надо взять талон!"
        Во рту скопилась пена
        И горькая слюна,
        И в позе супермена
        Он уселся у окна.

Но вот киношестёрки прибежали -
И недоразумение замяли,
И разменяли фунты на рубли...
Уборщица ворчала: "Вот же пройда!
Подумаешь, агентишка какой-то!
У нас в девятом — прынц из Сомали!

Вот!


К СЛЕДУЮЩЕЙ СТРАНИЦЕ

К списку стенограмм ||||||| К главной странице ||||||| Наверх

© 1991—2017 copyright V.Kovtun, etc.