ВЫСОЦКИЙ: время, наследие, судьба

Этот сайт носит некоммерческий характер. Использование каких бы то ни было материалов сайта в коммерческих целях без письменного разрешения авторов и/или редакции является нарушением юридических и этических норм.


В. Высоцкий

"Я был завсегдатаем всех пивных..."


Рукопись публикуемого текста (факсимиле см.: "Высоцкий: время, наследие, судьба", № 14, с. 7), как и рукопись "Я юркнул...", находятся в записной книжке О.Халимонова. Как сообщил последний В.Перевозчикову, книжка была предложена им Высоцкому в 1973 г., когда тот однажды начал записывать стихотворение на салфетке. А спустя некоторое время вернулась к хозяину.

Между названными текстами в рукописи расположены следующие строки, не относящиеся, по-видимому, ни к одному из них:

В стране с таким народонаселеньем
Кордебалетов этих — пруд пруди
!

4-я строфа первого текста в рукописи находится на отдельной странице. Строки ее записаны в порядке: 1, 3, 2, 5, 4. При этом зачеркнутый вариант начинался строками: "Я каюсь, я так много прозевал //Не отличу анода от катода", что учтено при подготовке текста.

Рукопись содержит варианты в строках: 13: Неоднократно братый я за руки/Нигде, никем не взятый на поруки; 16: Недавно опочили старики; 19: Они во гроб = Они внизу; я вышел в вожаки = я в чёрны пиджаки; 20: Как выходец из нашего народа! Как выгнанный из нашего народа; 21. В анкетки [уж] и вас вставляем, предки; 24: Восшедшие = Мы бдим, едим; растем из самых = других растим из / ведь мы из самых.

Всеволод КОВТУН


Я был завсегдатаем всех пивных,
Меня не приглашали на банкеты -
Я там горчицу вмазывал в паркеты,
Гасил окурки в рыбных заливных
И слезы лил в пожарские котлеты.

Я не был тверд, но не был мягкотел.
Семья пожить хотела без урода:
В ней все — кто от сохи, кто из народа...
И покатился [я], и полетел
По жизни от привода до привода.

А в общем что — иду, — нормальный ход,
Ногам легко, свободен путь и руки.
Типичный люмпен — если по науке.
А по уму — обычный обормот,
Неоднократно братый на поруки.

Конечно, я немного прозевал,
Не отличу катуда от ануда,
Но где ты, где, учитель мой — зануда?
Глядишь теперь откуда-то оттуда...
Зря вызывал меня ты на завал!

Собою сами сгнили старики,
Большевики с двенадцатого года.
Уж так подтасовалася колода —
Они — во гроб, я вышел в вожаки,
Так как, никак, я всё же — из народа.

У нас отцы — кто дуб, кто вяз, кто кедр,
Охотно мы вставляем их в анкетки.
И много нас, и хватки мы, и метки,
Восшедшие, растем из самых недр,
Предельно сокращая пятилетки.

Я мажу джем на черную икру,
Маячат мне и близости, и дали.
На жиже, не на гуще мне гадали.
Я из народа вышел поутру —
И не вернусь, хоть мне и предлагали.


К содержанию раздела ||||||| К главной странице

© 1991—2017 copyright V.Kovtun, etc.